PoRтрет: Олег Кесельман и его моторспорт

Интересно, а есть в России хотя бы один настоящий автожурналист, который не знает знаменитого русского гонщика Олега Кесельмана? Думаю, что нет. Если кто-то все же и не найдется, то тут впору усомниться в «настоящести» такого журналиста. Однако, уверен, многие не знали и трети того, о чем Олег рассказал нам во время беседы, прошедшей в заведении под названием «1000 миль». Ну а где вы еще прикажете беседовать с человеком, являющимся гоночным наставником практически всей пишущей братии, когда-либо выезжавшей на гоночный трек?

Дмитрий Макаров, Drive Event (ДМ): Что ты обычно отвечаешь, когда на «улице» к тебе подходят и спрашивают: «Ты кто?»

Олег Кесельман, Kesselman Motorsport (ОК): Слава Богу, ко мне давно уже не подходят и не спрашивают: «Ты кто?». Скорее всего, я автогонщик и спорт-маркетолог. Весь мой бизнес, вся моя жизнь и гоночная карьера, в том числе, происходит вокруг каких-то гоночных и автомобильных проектов. Это может быть технический проект: достичь определенного результата на интересном автомобиле, найти под это дело финансирование и сделать это максимально красиво, что бы было приятно вспомнить потом. Мои  прошлые выступления в европейских гоночных сериях - это тоже были не просто «тупо» выступления за некие деньги, а комплекс мероприятий вокруг этих выступлений. Ну и все мои окологоночные проекты – это, скорее, маркетинг с автоспортивным уклоном.

DSC09847

ДМ: Есть регалии, которыми ты гордишься?

ОК: Выигранный Чемпионат России по кольцевым гонкам, призовое место на «24 часах Нюрбургринга». Медаль на Чемпионате России по автокроссу в 90-х годах. Сейчас это уже забыто, но тогда это было «красивое противостояние», «победы, вырванные в последний момент». Теперь это словами уже не передать, но тогда эмоции переполняли.

ДМ: Что интереснее: выступать, организовывать или работать в качестве эксперта?

ОК: Вся моя жизнь - вокруг автомобилей. Я ничем другим не занимался, как и многие из нас. Но мое занятие - не от чистой любви к автомобилям, хотя она, конечно, присутствует на одном из первых мест, а от любви к быстрой езде, к получению правильных эмоций, к некой философии, что ли. Иногда эти эмоции настолько тебя переполняют, что ты хочешь ими поделиться. Кто-то идет при этом в журналистику, а кто-то организовывает гоночные серии и делится этими эмоциями с участниками и зрителями. Считаю, что один из наших самых «крутых» проектов в этом плане - кубок Volkswagen Polo в начале 2000 годов. Это была первая гоночная моносерия в России с поддержкой представительства Volkswagen. Это был красивый проект. Именно там выступал актер Дмитрий Певцов, именно тогда ко мне пришел Макс Травин с желанием пересесть с мотоцикла на автомобили. Дмитрий Певцов, кстати, «продержался» там около 6 лет - обычно народные артисты «перегорают» гораздо раньше. Он приезжал на гонки одевал шлем, а финансирование, разговоры со спонсорами, подготовка машины - все было на нас.

IMG_6575-01

ДМ: А как он ехал?

ОК: Ну я могу сказать, что конкуренция тогда была высокой, это во-первых. А во-вторых, для человека, который приезжал на считанное количество гонок, он ехал неплохо. Конечно, надо было больше тренироваться, больше уделять этому внимания. Но с его графиком - это было невозможно и мы делали все, чтобы подстроиться под те часы и дни, которые он мог посветить автоспорту. Я вспоминаю это с теплотой.

ДМ: Ты считаешь  кубок Volkswagen Polo - самый грандиозный проект в твоей карьере?

ОК: Ну нет! Я вижу, куда идет условный проект Porsche Motorsport в России и уже на данном этапе все выглядит достаточно «грандиозно». Другое дело, что мы, может быть, не пиарим это так сильно, но оно нам и не нужно. Это мероприятие достаточно камерное, но собирает  по 100-150 участников со своими машинами, причем у большей  части из них эти машины – уже специально доведенные или купленные для трека. Это очень много для любой гоночной серии в любой стране. 8 гонок в сезоне с географией от Сочи и до Казани. То, чего мы достигли за последние 2 года - далеко не предел. Так что самое грандиозное еще впереди.

ДМ: Много «пацанчиков» на Кайенах приезжает «чиста поучаствовать» в Porsche Club Cup?

ОК: Ни одного. Ни на Cayene, ни на Panamera. Для них только посмотреть и помечтать. Я понимаю о чем ты спрашиваешь, но на самом деле, вся эта тусовка изнутри воспринимается со знаком «плюс». Я, как лицо заинтересованное, как президент Porsche Club в России и как организатор Чемпионата, могу сказать, что мне там очень комфортно, хотя люди, конечно, очень разные. Есть те, кто покупает машину за 11 млн рублей, а есть те, кто за 1,5 млн. Но все они уживаются в одной тусовке и на одном гоночном треке.

ДМ: Можешь примерно посчитать, сколько людей в мире знают тебя лично?

ОК: Подозреваю, что очень много. Судя потому, что ты приходишь куда-то и «о тебе слышали», эта цифра гораздо больше, чем 10 или 20 тысяч. Но я  не страдаю тщеславием. Гонки я начал выигрывать в детстве, еще во времена СССР и я не запомнил свои  «медные трубы», через которые прошел. Поэтому я воспринимаю такую некую известность, как издержки профессии. Хотя у нас автоспорт и не настолько популярен, чтобы тебя узнавали, например, официанты, но когда я захожу в какой-нибудь автосалон, не являющийся автосалоном Porsche - узнают.

DSC01264

ДМ: Можешь сравнить себя с каким-нибудь известным мировым персонажем? Или, может быть, ты хотел бы быть похожим на кого-то? Ну, например, «русский Дэвид Култхард», или «русский Берни Экклстоун»? Сравнение с кем из известных персонажей тебе польстило бы?

ОК: С организаторами серии DTM. Они придумали самую величайшую кузовную серию в мире, в которой я 8 лет выступал в рамках Porsche Carrera Cup и по 12-13 раз в году наблюдал за тем, как это работает. Это именно то, к чему надо стремиться. Мне польстило бы сравнение с людьми, которые придумали и реализовали эту концепцию.

ДМ: Есть машина, на которой тебе больше всего нравится ездить в повседневной жизни?

ОК: Porsche 911. Я считаю, что если ты можешь позволить себе, то круче, чем, например, 911 Turbo просто нет. Ну в последнее время удивляет Porsche Macan. Я периодически провожу на нем определенное количество времени по работе и, если некоторое время назад у меня подобные эмоции вызывал Panamera GTS, то сейчас меня даже немного пугает то, что мне нравится  Macan. Понимаю, что многие знакомые сейчас ухмыльнутся. Это то ли это возраст, то ли дорожная обстановка в Москве меняется…

ДМ: И что, нет машины лучше, чем Porsche?

ОК: У меня нет такого слепого фанатизма. Я знаком с неоднозначными нюансами этих автомобилей. Особенно в последнее время, премиум конкуренты сильно подтянулись. Есть автомобили,  у которых, например, мультимедиа лучше и удобнее. Но эти нюансы я предпочитаю воспринимать, как «пикантную особенность». Я, как профессионал, вынужден это отмечать, но по совокупности качеств, Porsche мне нравится больше всех.

ДМ: Как должны питаться гонщики, организаторы и журналисты?

ОК: Вопрос вызывает улыбку. Так как я в последнее время организую большое количество тест-драйвов, то знаю, что журналист должен питаться много, чтобы у него всегда было хорошее настроение.  Вернее, так: почти все заказчики думают, что журналист все время хочет (должен) есть. И считается, что надо всячески в этом потакать заказчику, пусть даже и в ущерб маршруту или интересным впечатлениям. Лично я считаю, что это неправильно, однако соблюсти компромисс хорошего маршрута и нормального питания  иногда очень тяжело, но можно. Я в команде всегда выступаю, как некий «плохой полицейский» для обильного и частого питания. И иногда мой креатив по маршрутам тест-драйва или по логистики ездового дня становится жертвой компромисса с едой. Но так и соблюдается баланс качества на тест-драйвах.

Для меня, как для организатора, питание - точно не на первом месте.  Каждый должен заниматься своим делом.

Для гонщика питание  важно. Гонщик - это спортсмен, поэтому у него должно быть все подстроено на максимальную отдачу и выход энергии во время гонки. Так что тут - спортивное питание, нормальный завтрак, подготовка к гонке… Во времена своей активной гоночной карьеры я питался «правильно», да и сейчас по привычке продолжаю. Со временем, многие вещи, к которым ты привык, уже кажутся вкусными. Например, большое количество салатов, пасты, овсяная каша на утро. Я с детства чай и кофе пью без сахара. Некоторое время назад я перестал все солить. Но все-таки, моя работа связана с длительными насыщенными мероприятиями, и приходится питаться иногда нерегулярно, так что надо следить за этим. Надо себя любить, в хорошем смысле этого слова.

ф3о4то

ДМ: А как тебя тебя угораздило стать крутым горнолыжником в обтягивающих штанах?

ОК: Минуточку. Дима, ты все перепутал. Это наш друг, Саша Евштокин в обтягивающих штанах катается. У меня горнолыжный костюм Dainese, которому 4 или 5 лет и я не меняю его на все более и более обтягивающий каждый сезон. Я же не профессиональный горнолыжник, который ездит в трико. И я не про «красиво стоять на склоне». На горных лыжах я давно катаюсь - лет 12, неверное. Странно - первые три года у меня прямо сносило башню: были занятия с тренером, готовился в Европе и в России. Потом я подуспокоился и начал просто получать удовольствие. Видимо, понял, что профессиональным горнолыжником мне становиться незачем. Плюс, я все-таки один раз достаточно серьезно повредил при падении плечо. Это было в марте, за две недели до первых тестов Porsche Carrera Cup, где у меня был серьезный спонсорский контракт, и тогда мало не показалось. Когда ты садишься за руль быстрого гоночного автомобиля в Европе на официальных тестах, а у тебя обколото обезболивающими плечо - удовольствие ниже среднего. Поэтому я перестал ездить в горы весной.

Странно, ведь на самом деле, многие вещи, которые я пробовал в жизни, меня совершенно не заводят. Например, садишься на ездовую лошадь - вообще для меня «никак». Потом идешь на теннис - абсолютно не вставляет.

С мотоциклами так: у меня была какая-то мотоциклетная юность, потом опять сел на мотоцикл, сильно понравилось, съездил в гоночную школу Ducati, прошел несколько курсов… А потом понял, что для меня мотоцикл - это просто средство передвижения по городу. Другое дело, что в силу моего технического перфекционизма, я стараюсь ездить на хороших мотоциклах. Я понимаю, что по-хорошему, по Москве надо передвигаться на макси-скутере, но у меня раньше были мотоциклы  Ducati, а теперь -  Triumph. При этом за все время я считанные разы случайно оказывался с мотоциклом на смотровой площадке МГУ.

DSC01694

ДМ: Катание на горных лыжах может как-то сравниться по ощущениям с управлением боевым гоночным автомобилем?

ОК: Горные лыжи очень похожи на просто быструю езду на автомобилях по треку. И сейчас в школе вождения Porsche или на тест-драйвах я иногда спрашиваю у человека, которому пытаюсь что-то объяснить: «Вы на горных лыжах катаетесь?» Если «Да», то ему очень удобно объяснять многие вещи, сравнивая их с катанием на лыжах. И я думаю, что мои ощущения от катания на лыжах сейчас очень похожи на ощущения людей, которые приезжают учавствовать в  Posche Sport Cup в России. Другое дело, что на горе  всегда есть люди про «красиво постоять в одежде Bogner или Bosco», но и на треке всегда находятся те, кто приехал красиво потусоваться в паддоке.

ДМ: А если такой человек скажет: «Я на сноуборде катаюсь»?

ОК: Дима, клиенты Porsche, как правило, все же катаются на горных лыжах.

ДМ: Скажи, а всегда ли интересный для участника проект оказывается интересным и для организатора?

ОК: Для меня - всегда. Много кто, и ты тоже, успел побывать участником  Mazda Sport Cup,  пару лет назад, когда кульминацией сезона стала многочасовая гонка со сменами пилотов, дозаправками и тд. Это было очень волнительно, сложно и интересно для организатора и очень захватывающе для участников. Мы это тогда делали первый раз, когда любители побывавшие до этого пару раз на гоночном треке, должны были участвовать в логистически сложном гоночном действе.

В то же время, совсем не факт, что это правило работает в обратную сторону. Я бывал на мероприятиях в качестве журналиста, где было видно, что главная идея мероприятия заключается в том, что организатору хорошо и комфортно, и он не парится.

ДМ: Часто приходится сталкиваться с лицемерием в своей работе?

ОК: Понимаю вопрос. Но когда ты начинаешь подстраиваться под это лицемерие, тогда оно тебя и поглощает. А когда ты приходишь в эту тусовку таким, какой ты есть, то можно убрать это лицемерие на задний план. Может быть оно и есть, но ты его не замечаешь. Скорее я замечаю это по разговорам друзей-журналистов. Я стараюсь быть не вовлеченным во все это, так что меня это особенно не беспокоит.

P1110671

ДМ: У тебя бывают стрессы?

ОК: Наверное бывают. Мне это состояние не нравится и я с этим достаточно успешно борюсь. Причем иногда, когда со стороны кажется, что у меня стресс, на самом деле я в порядке.

ДМ: Как можно успешно бороться со стрессом? Расскажи «метод Кесельмана».

ОК: Это метод долгих жизненных тренировок. Залогом успешной борьбы является планирование и опыт. Когда ты понимаешь, что все продумал и больше предусмотреть ничего нельзя, а проблема все равно случается, надо быть к этому готовым морально.  Когда на гонках случается какая-то неожиданность или проблема (а на гонках любая неожиданность - это почти всегда проблема), тогда нужно принимать мгновенное решение на уровне интуиции или положиться на партнера, в котором ты уверен на 100%.  Еще важно понимать, что если у тебя случился стресс при возникновении проблемы, то пользы от этого состояния все равно не будет, а решение найдется скорее в спокойном состоянии.

ДМ: Приходилось драться с коллегами или с участниками на мероприятиях или гонках?

ОК: Неожиданный вопрос. Неужели у меня такой имидж?

Ситуации «на грани» были. Честно скажу, что даже гонялся  по паддоку за некоторыми персонажами. Но до драки так и не дошло ни разу.

фото

ДМ: Есть пример какой-то экстремальной ситуации на проекте и красивого выхода из нее?

ОК: Таких примеров много. И форсирование горной реки в этом году на Урале, с президентом автомобильной компании на пассажирском сиденье. Или лучше пример: несколько лет назад на проекте Mazda Sport Cup в Смоленске. Тогда на границе был арестован один из двух автовозов с подготовленными нами для финальной гонки автомобилями  Mazda MX-5 Aori. Были подняты все знакомые таможенные генералы, но ситуация никак не разрешалась, причем, по совершенно дурацкой причине. Машины вывозились для переделки в Литву и потом ввозились обратно. Поскольку на машинах был очень маленький пробег, то Белорусским пограничникам показалось нелогичным, что правильно оформленные машины на российских номерах с пробегом 10-30 км едут в сторону России. До гонки было 5 дней и даже когда автовоз арестовали, мы особенно не парились, будучи уверены, что за это время все решим. У нас было все правильно оформлено и придраться было не к чему. А в итоге, разрулить ситуацию в эти сроки оказалось невозможно. Было принято достаточно изящное решение с частичной заменой подготовленных автомобилей на обычные «дорожные» машины и нам пришлось буквально в ночь накануне старта переделать регламент и логистику всей гонки. Все получилось, а участники подумали что изначально так и должно было быть.

CX7_Kiselman_137d7089

ДМ: С чего ты начинаешь подготовку к организации проекта?

ОК: Бьюсь над тем, чтобы получить внятное техническое задания от заказчика. При забюрократизированности наших клиентов это иногда бывает очень непросто. Я тоже люблю поговорить, но это - как раз тот момент, когда надо все конкретизировать и получить это в некотором письменном виде. И не в «общих чертах», как тендерное задание, которое, как правило «ни о чем» и имеет кучу трактовок. Тут заказчик должен быть настоящим профессионалом и определиться, чего он то хочет от мероприятия. Если не добиться четкого технического задания, то потом будут проблемы и недопонимания - настоящая заложенная под проект бомба.

ДМ: Сейчас твоя карьера развивается именно так, как ты когда-то хотел? Или ты никогда особо не парился своими планами на жизнь?

ОК: В начале 2000-х мне казалось, что моя карьера будет развиваться немного по-другому. В 2002 году я впервые сел на гоночный 911-ый в Porsche Cup. Мне очень понравилось и у меня была до этого достаточно успешная карьера в Германии, связанная с BMW. Был, как раз, успех на «24 часа Нюрбургринга» и в Чемпионате Германии. Поняв через два года, что Porsche Cup - очень сложная гоночная серия, можно было внять совету немецких специалистов и перейти во что-то другое. Тогда вся карьера могла пойти резко в сторону DTM. Были тесты на машине DTM, все получалось и начало складываться. Но, тем не менее, я остался в Суперкубке на Porsche и стал специализироваться на гонках именно на этом автомобиле. Если бы тогда так не случилось, то сегодня не было бы всех этих проектов. Но стоит ли об этом сожалеть?

С другой стороны, сложно говорить о том, что я до сих пор был бы профессиональным спортсменом? Вообще - что такое профессиональный гонщик в России? Это очень размытое, обтекаемое и растяжимое понятие. Это человек, которому платит зарплату кто? Автомобильный производитель? Гоночная команда? Или он быстро едет? Или он купил место в профессиональной команде? Или он выступает в известной гоночной серии? Один из моих личных 911-х - это гоночный автомобиль мощностью 750 л.с. Плюс к этому – можно без натяжки сказать,  что я до сих пор зарабатываю тем, что или быстро езжу по гоночным трекам на хороших автомобилях, или учу этому других людей, или правильно продаю или подаю людям эмоции, связанные с этими автомобилями и с этими навыками. Так что я себя могу до сих пор считать профессиональным автогонщиком. А еще я могу сказать, что сегодня не сильно скучаю по тому периоду, когда у меня был пик профессиональной карьеры. Это был очень крутой период в моей жизни, но он прошел и меня это не парит. И еще - это был очень тяжелый труд, особенно тогда, когда я вкусил европейских гоночных серий после Чемпионата России, где ты первый парень на деревне и тебя все любят. А у нас зачастую любят говорить только о яркой обертке гонок.

Гавная фотография

ДМ: А вообще, как ты оказался в автоспорте?

ОК: Я пришел в картинг и это был поворотный момент в жизни. У меня всегда руки росли из нужного места и в детстве я что-то мастерил, изобретал, читал «Технику молодежи» и «Моделист-конструктор». Еще я был отличником в школе и учился музыке. В один прекрасный весенний день я шел по улице и встретил одноклассника, у которого поинтересовался куда тот идет. Он ответил, что у его отца на автокомбинате открыли секцию картинга. Так и пошли вместе. Друг через две недели завязал с этим грязным делом, а я до сих пор нет.

ДМ: А сейчас не появляется желания «тряхнуть стариной» и выступить в гонке?

ОК: Честно скажу, что в Чемпионате России - нет желания. А в других гоночных сериях, может, все еще впереди. И у меня есть свой гоночный 911, который надо выгуливать на треке. У меня есть приятели автогонщики, которым все равно на чем гоняться. Я считаю, что это здорово, но мне лично не все равно. Я сажусь за руль некоторых автомобилей и не ощущаю вообще никакой мотивации. А бывает, что мотивация просто зашкаливает. Несколько лет назад меня пригласили на Нордшляйфе в команду с двумя непрофессиональными пилотами проехать 6-часовую гонку немецкого автомотоклуба. Мягко говоря, машина не была подготовлена. Ты себе не представляешь, чего мне стоило найти в себе мотивацию для того, чтобы приспособиться к этому автомобилю. Как у пилота, у меня были все рычаги и знания, и я понимал, что мне надо только самому правильно настроиться и настроить автомобиль и я поеду быстро. Сперва много сил потребовалось на то, чтобы убедить команду в том, что автомобиль надо переделать, а потом пришлось еще себя заставить «поехать» на конкретном автомобиле, который вызывает отвращение из за недостаточно тщательной подготовки. Это, отчасти, связано с тем, что я всегда был пилотом «от инженерии»: еще когда занимался картингом, мне нравилось строить моторы а не только гонять. В 15 лет я купил учебник по литейному делу и сделал наборный кокиль для отливки мотоциклетных цилиндров с ребрами и техническими данными, как у чемпионов. Специально ездил на завод консультироваться, советовался с тренером... То есть, для меня техническое совершенство автомобиля и быстрая езда - неразрывно связаны. Поэтому, все мои яркие выступления были связаны с хорошими автомобилями, которые удавалось подстроить «под себя». Если нет такого «слияния» меня с автомобилем, то я, скорее всего, совсем быстро не поеду.

ДМ: Приходилось пользоваться статусом супер-пилота для того, чтобы познакомиться со знойной барышней, например?

ОК: И да и нет. Впрямую: «Здрасте, я знаменитый автогонщик» - такого не было. Но конечно же, самые чумовые романы получались именно тогда, когда девушки знали, кто я. Это сильно облегчает ситуацию. С другой стороны, у меня есть друзья-автогонщики, которые загоняются на тему того, что их любят только за то, что они автогонщики. Меня это вообще не волнует. Во-первых, надо быть чуть-чуть более разборчивым. Да и попадал я все время на хороших людей.

фо7то

ДМ: А вообще много встречается персонажей, которые приходят в любительские гонки для каких-то понтов?

ОК: В совсем любительских сериях - это одна из нескольких причин. Я сейчас много общаюсь с гонщиками-любителями и понимаю, что некоторые из них приезжают на трек два-три раза в год для того, чтобы добавить немного перца в свою офисную жизнь. Но мой нынешний  Porsche чемпионат - это 6-8 этапов, плюс ты должен приезжать на тесты… Слишком геморройно для понтов. Сегодня в Москве есть гораздо более простые способы. Зачем покупать «какой-то 911-й» и приезжать за 90 км от МКАД на трек, потеть, соревноваться, если ты за эти же деньги можешь купить Panamera и все будет гораздо проще в центре города?

ДМ: Бывает такое, что ты говоришь приехавшему к тебе на мероприятие человеку: «Ты зря приехал. Тебе здесь не место. Этим тебе не нужно заниматься»?

ОК: Как организатор, я не имею право так сказать, но иногда приходится подводить человека к тому, чтобы он сам пришел к нужным выводам. Дело не в том, что ему «не дано», а просто он на самом деле «не хочет». Он, например, случайно купил спортивный автомобиль, его друг привел его на гоночный трек и он думает, что он пришел на  обыкновенный тест-драйв. Или он купил 911-й «покататься в ресторан». Таких  уже немного, но все еще встречаются. И да - когда ты приезжаешь на 911 в ресторан, ты действительно выделяешься из толпы. А потом ты приезжаешь на  нашу тусовку, где 150 участников, среди которых абсолютно все - владельцы 911. Я часто вижу, как у людей происходит настоящая ломка. Даже у организатора - и у того их две штуки и с ним надо общаться как с равным. Некоторые ведут себя так, как будто им все должны. Что на трассе все должны расступиться. Приходится давать понять человеку, что он приехал не туда.

фо444то

ДМ: Получается, что ты плотно работал с двумя сообществами: владельцами  Mazda и владельцами Porsche. Понятно, что это совсем разные люди, но в чем их принципиальные различия с точки зрения организатора?

ОК: Mazda тусовка - это люди около 20 лет в основе. Со всеми вытекающими отсюда плюсами и минусами. Их очень легко организовать, они быстро заражаются какой-то яркой идеей, пусть и совсем безумной. И внутри все они себя ведут по-разному. Есть ядро этой тусовки - Mazda Club, которые ведут за собой всю толпу. Они чуть-чуть другие.

Тусовка Porsche - более однородная, хотя от 25 лет и до 50-ти. Они гораздо более тяжелые на подъем. Тут нужно доказать им, что твоя идея – стоящая именно для них. Приходится на собственном энтузиазме проводить одну, вторую акцию. Люди увидят, оценят и только тогда, может быть, тебя поддержат. Эти люди смотрят и влюбляются в ярко-желтые автомобили, но в итоге приходят в салон и покупают либо черный, либо серебристый  Porsche 911. Хочу сказать, что это сообщество больше думает о внутреннем содержании. Зато, именно они сделали возможным супер-событие, которое должно было случиться в этом году, но полностью случится в следующем сезоне: продажа участникам чемпионата Porsche Club Cup в России ограниченной партии Porsche 911 GT3 Club Sport. Это - очень круто! 10 автомобилей уже в Москве и еще 10 автомобилей придет весной. При этом, речь идет о машинах стоимостью от 6 до 7 млн. рублей, которые люди сами купили для того, чтобы участвовать в нашем Чемпионате. И таких машин уже будет больше 20-ти! Короче, когда ты президент Российского Porsche Cub, тебе не скучно.

фо6то